Чубайс ни в чем не виноват? Почему «Роснано» стало черной дырой в российском бюджете и что не так с нашим госкапитализмом

Экономика


История с «Роснано» — хороший повод задуматься, все ли мы правильно делаем в области инноваций?

«ПОКА УЧИЛИСЬ, НАДЕЛАЛИ ОШИБОК»

История с уехавшим из России Анатолием Чубайсом и оставшейся с многомиллионными долгами компанией «Роснано», которую он возглавлял более 10 лет, — хороший повод задуматься, все ли мы правильно делаем в области инноваций? И даже, страшно звучит, в управлении нашими госкомпаниями.

Хотя мимо персонального дела Анатолия Борисовича в этой истории пройти вряд ли получится. Поэтому откроем главу под названием «Роснано» в жизнеописании великого приватизатора. Началась она с того, что в 2007 году руководители страны признали одним из главных направлений развития науки и техники нанотехнологии. Это работа с микроскопическими частицами, в которой кроется большой потенциал для изобретений (или инноваций, как сейчас модно говорить). Так была создана госкорпорация «Роснано». Во главе ее в 2008 году и был поставлен Анатолий Чубайс.

Давайте сразу разберемся, что такое «Роснано» и чем она все эти годы должна была заниматься. «Роснано» — это инвестиционная компания. Ее задача — находить на рынке молодые перспективные фирмы, связанные с нанотехнологиями, вкладывать в них деньги и помогать им развиваться. Если молодая фирма добивается успеха – инвестор богатеет; если фирма загибается — вложенные в нее деньги вылетают в трубу. Проблема в том, что «молодые перспективные фирмы» куда чаще загибаются, чем выживают. Как отмечают инвесторы, «выстреливает» в среднем один проект из десяти. Остальные хоронят деньги налогоплательщиков.

— Он вообще не хотел этим заниматься и еще год отказывался, — раскрыл «КП» тайны кремлевского двора директор Института менеджмента инноваций Высшей школы бизнеса Высшей школы экономики Дан Медовников. — Когда его туда поставили, стал разбираться. И пока он и его команда учились, наделали много ошибок. Но надо отдать им должное, потом они стали разбираться гораздо лучше.

— А зачем же он согласился, если не разбирался?

— Возможно, была некая самонадеянность, не мог отказаться от предложения. Бывают же предложения, от которых невозможно отказаться…

«СНИЗИЛ» СЕБЕ ЗАРПЛАТУ

Давайте прикинем, о каких деньгах могла идти речь в этом «предложении». В 2013 году Счетная палата провела проверку первых пяти лет работы «Роснано». Только на зарплату и социальные выплаты было потрачено 7 млрд рублей. В расчете на одного сотрудника получка за пять лет выросла в девять раз — с 65 до 593 тысяч рублей. Зарплата Чубайса за эти годы составляла от 20,5 до 23 млн рублей в год. Не были обижены и другие топ-менеджеры: они получали 10 — 15 млн в год.

При этом Чубайс не жил на одну зарплату: общий доход главы «Роснано» каждый год превышал 200 млн рублей. Вклады, ценные бумаги, торговля землей — крутился, как мог. В итоге за пять лет Чубайс заработал 1 млрд 104 млн рублей, из них зарплата в «Роснано» — 102,2 млн рублей.

Конкретно.

Конкретно.

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

Тревожный звонок раздался в 2014-м — убытки компании составили 8,4 млрд руб. Очевидно, в наказание за провал в том году Чубайс сам себе урезал зарплату до 13,6 млн в год. Ровно миллион в месяц.

И после этого… доходы Чубайса засекретили. Однако кое-какие цифры в прессу периодически просачивались. Например, писали, что в 2015 году его зарплата выросла до 40 — 45 млн рублей в год. А в 2017 году, по данным СМИ, зарплата Чубайса подскочила в среднем до 160 млн рублей в год. Если это правда, то за шесть последних лет работы в «Роснано» он получил около 700 млн рублей.

СБРОСИТЬ БАЛЛАСТ

Но вернемся к скорбным делам «Роснано». После 2014 года, когда финансовые показатели упали, команда во главе с капитаном поступила, как грамотный экипаж тонущего корабля: сбросила балласт.

То есть продала акции заведомо убыточных компаний, они высасывали из «Роснано» более 13 млрд рублей ежегодно. Положение немного выправилось — несколько следующих лет компания даже показывала небольшую прибыль. Однако в 2019 и 2020 годах показатели окончательно рухнули (см. «Калькулятор»).

Калькулятор.

Калькулятор.

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

В конце 2020-го Чубайс покинул компанию. А недавно выяснилось, что знаменитая «Роснано», флагман научно-технической мысли, как все 10 лет презентовал ее Чубайс, находится в предбанкротном состоянии.

Дошло до того, что в конце марта нынешний глава «Роснано» Сергей Куликов попросил Генпрокуратуру проверить деятельность «Роснано» с 2010-го по 2020 годы.

«За период 2010-2020 гг. объем внешних заимствований АО «Роснано» составил более 290 млрд рублей, — написал нынешний руководитель компании Сергей Куликов в обращении к генпрокурору Игорю Краснову. — По состоянию на 31 декабря 2020 года внешний долг компании насчитывал более 146 млрд рублей. За период 2010-2021 годов расходы на обслуживание долга составили 126 млрд рублей».

Больше половины долгов (76 млрд руб) — это за кредиты от банков. Остальные 70 млрд — общая стоимость выпущенных «Роснано» облигаций. Долги по ним тоже нужно отдавать. На кону доверие даже не к «Роснано», а к системе государственных гарантий — именно наличие государства за спиной корпорации делало облигации привлекательными.

РОДОВАЯ ТРАВМА РОССИЙСКОГО ЧИНОВНИЧЕСТВА

Как же так получилось, что солидная госкорпорация, работающая над передовыми технологиями, вдруг оказалась под угрозой банкротства? Да, в активе компании под сотню построенных предприятий, ряд удачных проектов, приносящих прибыль, но в целом за 10 лет — оглушительный провал.

Нынешний глава госкомпании отмечал: признаки банкротства появились еще в середине «десятых» годов! А ведь именно тогда, на корпоративе в честь встречи 2016 года, Чубайс сказал свою самую знаменитую фразу: «У нас очень много денег. А значит, у нас есть вторая премия помимо первой!»

Чубайс с обвинениями в свой адрес не согласен. Даже отшучивается. Вот что он рассказал на страницах исследования «Инновации: разбор полетов. Как ошибаются российские технологические предприниматели» (под редакцией Дана Медовникова):

Конечно, были у «Роснано» и успехи. Но провалов - гораздо больше. В результате сотни миллиардов рублей были просто выброшены на помойку. Фото: Руслан ШАМУКОВ/ТАСС

Конечно, были у «Роснано» и успехи. Но провалов — гораздо больше. В результате сотни миллиардов рублей были просто выброшены на помойку. Фото: Руслан ШАМУКОВ/ТАСС

«Минфиновская комиссия нас проверяет. У вас в целом все хорошо, говорят, но из 70 проектов в 65 — нецелевое расходование. Нецелевое расходование — это статья Уголовного кодекса, от трех до пяти (лет тюрьмы, — Ред.). «А в чем дело?» — спрашиваем. Вот, смотрите, отвечают, они же у вас неприбыльные. Я говорю: ну да, это первый, второй год проекта — прибыль, может быть, через пять лет появится».

Чубайс прав, что пара лет — не срок для оценки. Но в том-то и дело, что у него был не год-два, а две пятилетки с гаком, и через «Роснано» прошел не один проект, а более сотни.

— У «Роснано» были и удачные проекты, — вежливо замечает Дан Медовников, — но в целом у него показатели хуже, чем у какого-либо частного фонда.

Развитию инноваций мешала родовая административно-командная травма, присущая многим представителям чиновничества. «Роснано» не просто покупало акции других компаний. «Роснано» активно вмешивалось в их работу, не имея нужных знаний и опыта. Неудивительно, что под чутким руководством таких «эффективных менеджеров» молодые компании быстро загибались.

— Провалы связаны в том числе с тем, что решения принимали люди, близкие к государственному менеджменту, — говорит Медовников. — Но там, где они не стали вмешиваться и дали предпринимателям свободу — например, не стали менять в руководстве тех, кто был на старте проекта, на своих менеджеров, — там все нормально, проекты нарастили выручку, вышли на рынок. Но были и случаи, когда предпринимателей выкидывали, потому что те не могли договорится с менеджерами «Роснано». В таких случаях все заканчивалось не очень хорошо. Мы делали сборник кейсов по самым знаковым провалам российских инновационных проектов. Из 15 историй 3 оказались связанными с «Роснано».

А вот яркий пример «эффективного невмешательства» — ставропольский «Монокристалл», компания мирового уровня в сфере нанотехнологий. Производит искусственные сапфиры, 98% продукции идет на экспорт. «Монокристалл» образовался в 1999 году, в 2011-м «Роснано» купило 5% акций компании. И с тех пор успешно не мешает ей работать. Как отмечает Дан Медовников, «Монокристалл» — одна из компаний, где акционеры из «Роснано» не стремились всем управлять, ставить своих руководителей вместо менеджеров, которые давно и успешно руководят бизнесом. И в этом — один из секретов успеха на мировом рынке.

Неудивительно, что многие компании отказывались сотрудничать с «Роснано».

— Несколько лет назад «Роснано» предлагало нам создать совместный инновационный фонд по робототехнике, — рассказывает Владимир Белый, глава венчурного фонда Alpha Robotics Venture. — Встретились с их менеджерами, стали обсуждать. И чем дальше, тем яснее становилось, что лучше с ними не связываться. Во-первых, потому что «Роснано» — источник государственных денег, а работа с ними таит немалый риск.

Дело в том, что проверяющие органы считают: если государство вложило во что-то деньги, то это должно окупиться. Если же этого не случилось, под суд может пойти руководство компании или госкорпорации, которая вложила деньги. Тот есть никакого риска быть не должно. Но без этого никак: кто не рискует – тот не работает с инновациями.

— В нашей истории с «Роснано» был еще один неприятный момент, — говорит Белый. — Нам твердо дали понять: последнее слово в выборе стратегии развития и в принятии всех решений, в том числе сугубо технических, будет за представителями «Роснано». «А вы что, специалисты в робототехнике?» — спрашиваем. «Это не важно, — отвечают. — Мы даем деньги». Думаю, что именно из-за этого чиновничьего стремления подминать все под себя, не имея достаточных научно-технических знаний, у «Роснано» относительно много промахов.

Такая настойчивость не имеет рационального объяснения, — говорит предприниматель. Ведь чья подпись стоит на документе о выделении денег или о принятии другого ключевого решения — тому и отвечать, если что-то случится.

— Жажда руководить оказалась сильнее инстинкта самосохранения, — удивляется Владимир Белый желанию «роснановцев» влезать в управление делами, в которых они ничего не смыслят. — Потому, думаю, так часто возникают уголовные дела в отношении представителей госкомпаний, ответственных за развитие инноваций. В итоге, взвесив все за и против, мы решили отказаться от совместной работы с «Роснано», — подытоживает Владимир Белый.

Калькулятор.

Калькулятор.

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

ГОРА РОДИЛА МЫШЬ

— Получается, что «Роснано» — жертва сложившейся системы и амбиций своих менеджеров?

— Ну а кто этих менеджеров назначал? – отвечает вопросом на вопрос Владимир Белый. — Были и другие системные ошибки. «Роснано» — это институт развития. Компания должна была правильно распределять деньги, оценивать риски, определять стратегию управления инновациями, чтобы они приносили прибыль. Но в результате гора родила мышь. Команда Чубайса оставила в наследство тем, кто пришел на ее место, кучу долгов.

— Значительная часть — долги по банковским кредитам. Это нормально для инновационной деятельности с учетом ее рисков — брать деньги под проценты?

— Вообще-то, было бы лучше, если бы это были деньги частных инвесторов. Но для госкорпорации, думаю, проще было взять деньги в банке. Персонального риска никакого — поскольку компания государственная, то и долги будет выплачивать государство. «Выстрелил» проект — хорошо, нет — ну, бывает, риск есть риск. Но вообще, инновационный бизнес на долгой дистанции для опытных инвесторов — достаточно прибыльное дело. Поэтому очень странно, что за 10 лет у «Роснано» образовался минус. Не исключаю, что под видом затрат на стартапы (молодые компании, — Ред.) деньги могли выводиться на подконтрольные счета. Это типовая схема, но применялась ли она в данном случае — на этот вопрос пусть ответят компетентные органы.

Укрепил меня в этом подозрении и другой момент. В ходе наших переговоров я изучил документацию по компаниям, работающим с «Роснано». Обратила на себя внимание несоразмерность в выделении средств. Компании, у которой нет никаких заслуг в нужной области, «Роснано» выделяет крупные инвестиции. Тем же, у кого есть успехи, — наоборот. В разработке по какой-то теме участвует и получает финансирование компания, прежде не замеченная в работе по этой тематике. А те, кто имеют опыт, не привлечены. Некоторые компании показывали завышенные показатели своей деятельности, приписки можно было вычислить по открытым источникам. Но впечатление, что сколько компания просила — столько им и давали, не подходили критически к определении затрат. Рисовали цифры с потолка, а в «Роснано» всему верили. Следов квалифицированной экспертизы я не увидел. Не берусь судить, что компании обманывали менеджмент «Роснано», чтобы получить инвестиции, или они вместе проделывали такой трюк, чтобы выделение денег выглядело обоснованным… Но очевидно, что в решениях была какая-то странность.

Анатолий Чубайс и его команда стали заниматься инвестициями и нанотехнологиями, не имея представления о том, как все это работает. Отсюда и такое количество провалов. Фото: Алексей ФИЛИППОВ/РИА Новости

Анатолий Чубайс и его команда стали заниматься инвестициями и нанотехнологиями, не имея представления о том, как все это работает. Отсюда и такое количество провалов. Фото: Алексей ФИЛИППОВ/РИА Новости

ВОПРОСЫ РЕБРОМ

Может, дать им еще денег?

В конце прошлого года «Роснано» (не без помощи госбюджета) выплатило долги по облигациям на 4,7 млрд рублей. В 2022 году компании предстоит отдать по облигациям уже 30 млрд рублей. А потом подойдет время возвращать кредиты.

Нынешний глава «Роснано» Сергей Куликов просит государство, чтобы именно оно погасило долги «Роснано» перед банками. Стоит ли им давать эти деньги?

— Задолженность образовалась при Чубайсе, которого на этот пост поставило государство. Государству, по логике, и отвечать. Иначе банки подадут иски и обанкротят компанию, — считает Владимир Белый.

Что потом – непонятно. Вообще-то задача «Роснано» — не только отдавать громадные долги, но и инвестировать, развивать нанотехнологии в стране. А как это делать, когда ты должен столько денег — большой вопрос.

Легко ли украсть из бюджета?

— Последнее время контроль со стороны государства за выделяемыми средствами значительно усилился, — сказал «КП» директор центра региональной политики РАНХиГС Владимир Климанов. — Были отработаны технологии, связанные с казначейским исполнением или казначейским сопровождением проектов с участием бюджетных средств. Работает и Счетная палата. В ходе развития цифровизации у нас появился электронный бюджет — в результате осуществлять контроль стало проще и дешевле.

Как санкции повлияют на инновации?

— В условиях жестких экономических санкций со стороны западных стран, даже не совсем конкурентоспособные или не обладающие супервысокой эффективностью продукты или производства могут быть запущены в работу, — считает Владимир Климанов. — Это должны делать различные институты развития, и «Роснано» такую функцию по идее должен выполнять.

Важно.

Важно.

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

ДОСЬЕ «КП»

ТОП-3 провальных проекта

История знает множество примеров неудачной работы «Роснано». Приведем три самых громких.

Кремний – не кремень

Почти 14 млрд рублей «Роснано» потратило на создание предприятия по производству поликристаллического кремния (он применяется в солнечной энергетике). Однако выяснилось, что китайцы делают тот же продукт минимум в четыре раза дешевле.

Причем это случилось не «вдруг». Счетная палата позже утверждала: в «Роснано» знали, что цены на поликремний падают из-за роста выпуска в Китае. Себестоимость производства, которое пытались наладить в Иркутской области, в разы превышала его рыночную цену. В итоге завод так и остался на бумаге.

Экран сгибается, Apple не прогибается

В 2011 году Чубайс представил общественности супер-гипер-инновационную разработку – планшетом с гибким экраном. И обещал к 2013 году запустить в производство 2,1 млн таких дисплеев в год. В проект вложили $240 млрд (7,5 млрд рублей по тогдашнему курсу).

Но никакого завода не появилось: новинка оказалась никому не нужна. Черно-белая электронная книга от Чубайса оказалась не в состоянии конкурировать с айпадом от Apple. Западный планшет оказался лучше по всем характеристикам.

Аккумуляторы сели

А вот новосибирский завод «Лиотех» в 2011 году даже запустили. Он был заявлен как «крупнейший в мире завод по производству литий-ионных аккумуляторов», в проект вложили от 13,5 до 15 млрд рублей.

Однако предприятие столкнулось с той же проблемой — слабым спросом на продукцию. К тому же предприятие набрало кредитов на 10 млрд рублей и с 2016 по 2019 годы находилось в процедуре банкротства. Прошлой осенью здание завода выставили на продажу за 1 млрд рублей как «производственно-складской комплекс».



Источник

Оцените статью
Мобильный банк