Депутат Госдумы Алексей Говырин: Заменить IKEA России помогут кооперативы

Экономика


Депутат Госдумы Алексей Говырин

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

МАЛО «МАЛЫШЕЙ»

— Алексей Борисович, поговорим о судьбах малого и среднего бизнеса. Доля такого бизнеса в российской экономике очень невысока – всего 21%. И в развитых, и в развивающихся странах – от США до Вьетнама, от Китая до Германии — доля малых и средних предприятий (МСП) в два-три раза выше. Почему так сложилось?

— Ровно тот же вопрос я задавал себе до избрания в Государственную Думу. Ведь до этого я работал и в малом, и в среднем, и в крупном бизнесе.

Конечно, для такого положения дел есть историческая основа: всего 30 лет прошло с момента перехода нашей экономики с плановой на рыночную. И еще не до конца сформированы необходимые условия — административные, налоговые — для того, чтобы доля МСП росла.

Вы правильно сказали, во всем мире МСП являются основой развития экономики. У нас же до недавнего времени вся экономика строилась в большей степени на сырьевых доходах. Поэтому к малому и среднему бизнесу относились, как к чему-то второстепенному.

Сегодня мы понимаем, что МСП может являться тем самым элементом, который может снова наладить цепочки поставок различных товаров в Россию — об этом, кстати, много говорили на Петербургском международном экономическом форуме. И задача – как моя лично, так и нашего комитета по малому и среднему предпринимательству – состоит в создании законодательных условий для того, чтобы процесс активного роста МСП пошел как можно быстрее.

При этом важно смотреть не только на долю малого и среднего бизнеса в ВВП, но и на процент людей, занятых в этих компаниях. В этом плане Россия тоже сильно отстает от многих других стран. В развитых странах в МСП работает не меньше 50% занятого населения; в Китае, если не ошибаюсь, около 80%. А у нас — порядка 20%. Значит, тут есть очень серьезный потенциал. За счет развития МСП мы сможем решить проблему занятости в нашей стране, прежде всего, в малых городах.

— И что нужно сделать, чтобы росло и количество занятых в малом и среднем бизнесе, и доля таких компаний в экономике?

— Нужно устранить все барьеры, которые сегодня мешают этому росту. Эта работа уже началась. Если смотреть по состоянию на конец 2021 года, то одним из главных факторов, которые тормозили это развитие, была административная нагрузка. В том пакете законов, которые приняла Госдума в весенней сессии, большое внимание уделяется развитию МСП. В том числе, правительству были даны полномочия вводить мораторий на административные проверки.

Конечно, нельзя на этом останавливаться. Я каждый день мониторю, как исполняется это решение. Считаю, что у нас не до конца сбалансирована налоговая политика для субъектов МСП. И есть определенные перекосы, которые приводят к тому, что предприятия не мотивированы расти от микробизнеса до малого и до среднего…

— …потому что, стоит тебе перейти в «более высокую категорию», твои налоги вырастут в разы.

— Да, будет настоящая пропасть между тем, ты платил прежде, и тем, что ты теперь должен будешь платить. Это не стимулирует к развитию и это неправильно как с точки зрения организации бизнеса, и с позиции государства.

— Как изменить ситуацию и реально помочь бизнесу развиваться?

— Один из важнейших вопросов — взаимодействие власти и бизнеса. Сегодня мы стараемся сделать так, чтобы предприниматель как можно меньше общался с государством. Чтобы все его вопросы решались в автоматическом режиме.

Правда, если посмотреть чуть глубже, то на уровне муниципалитетов у нас нет заинтересованности в том, чтобы МСП развивались. Это неправильно. Я считаю, нужно вводить показатели эффективности работы с малым и средним бизнесом «на земле». Например, ввести в систему оценки деятельности чиновников показатель удовлетворенности предпринимателей работой власти. Чтобы бизнесмены оценивали, насколько качественно представители власти решают их проблемы.

ОПЕРАЦИЯ «КООПЕРАЦИЯ»

— Многие бизнесмены говорят, что предпринимателям надо дать свободу как в 90-х. Можно ли отпускать бизнесменов в «свободное плавание»? Или за ними нужен глаз да глаз?

— Я бы не стал преуменьшать роль государства, как регулятора, который задает рамки. Но те меры, которые мы с вами обсуждаем — мораторий на проверки и т. д. — это первый шаг к чуть большей свободе. Нужны и дальнейшие меры, но надо не просто «отпускать вожжи», а смотреть на барьеры, которые нужно устранить, и выдвигать более конкретные предложения по следующим шагам.

— Есть еще одна проблема – малому и среднему бизнесу невыгодно заниматься производством. Вот из России ушла, к сожалению, IKEA. Освободилась очень большая рыночная ниша — именно производственная. Давайте рассмотрим этот пример – как в этом случае государство может помочь бизнесу? Да и нам тоже – не хотелось бы оставаться без бюджетной качественной мебели…

— Если посмотреть на сегодняшнюю структуру МСП, то основная доля предприятий работает в торговле — около 80%. Доля тех, кто занимается производством, очень низкая. И уход IKEA может стимулировать развитие производства. А задача государства — создать для этого условия.

Здесь нам может помочь западный опыт. А он говорит о том, что есть формы ведения бизнеса, которые, к сожалению, не так развиты у нас в стране. Например, когда небольшие предприятия объединяются между собой в форме кооператива, чтобы объединить усилия по продаже своего товара. В этом случае компания остается производственной, а кооператив помогает продавать товар, получать прибыль. В Европе такие кооперативы управляют гигантскими торговыми центрами, в том числе и по продаже мебели. Мы рассматриваем этот опыт и считаем, что он мог бы помочь нам в ситуации с уходом IKEA.



Источник

Оцените статью
Мобильный банк