До дефолта осталась неделя? Ждет ли Россию финансовый коллапс и стоит ли опасаться за свои деньги

Экономика


Фото: Иван МАКЕЕВ

Дефолт — как много в этом слове! У большинства россиян этот термин ассоциируется с 1998 годом. Это когда у страны кончились деньги, рубль обесценился в четыре раза, зарплаты упали, цены выросли, банки обанкротились… Страхи прошлого вылезли сейчас. Через неделю страны Запада могут объявить России дефолт по внешним долгам. Давайте разберемся, чего стоит бояться на этот раз.

ПОЧЕМУ ТАК СЛУЧИЛОСЬ

Парадоксальная ситуация: деньги у нас есть, а пользоваться ими, чтобы отдать долги, мы не можем. США и Евросоюз заблокировали наши запасы в долларах и евро на сумму в $300 млрд. Это почти половина международных резервов России (их у нас на $640 млрд). Средства заморожены на счетах в американских и европейских банках. При этом у нас есть внешние долги, по которым мы обязаны платить проценты.

На этот раз у нас не будет такого резкого падения, как было в 98-м.

На этот раз у нас не будет такого резкого падения, как было в 98-м.

Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

4 апреля Россия должна была выплатить по своему внешнему долгу чуть больше $600 млн. Но американские банки не дали провести платеж. Дело в том, что США и ЕС требуют, чтобы мы расплатились теми наличными долларами и евро, которые лежат у нас в стране или приходят от продажи нефти, газа и других экспортных товаров. Мы отдавать долг не отказываемся, но предлагаем взять недостающую сумму из тех денег, которые заблокированы. Мол, берите из нашей «замороженной» кубышки сколько нужно. А еще мы можем заплатить в рублях.

России дали месяц, чтобы разрулить ситуацию, — ровно до 4 мая. Но и наша страна, и Запад в этом споре заняли твердую позицию. В итоге нам, скорее всего, объявят дефолт. Будет считаться, что мы не исполнили свои обязательства. Чем это грозит экономике в целом и нашим кошелькам в частности?

ОПЕРАЦИЯ «ЭКСПРОПРИАЦИЯ»

Дефолт означает неплатежеспособность страны. Простая аналогия: заемщик не смог расплатиться по ипотеке. Чтобы вернуть себе долг, кредитор забирает у него квартиру и продает ее на торгах. Другие банки после этого вряд ли будут с радостью кредитовать такого заемщика. Ведь он «нищеброд»! Именно поэтому при классическом дефолте в стране начинается экономический кризис. Денег в бюджете нет, валюта обесценивается, цены растут.

На этот раз большинство экспертов считают, что ни для нашей экономики, ни для наших кошельков от объявления такого странного дефолта ничего не изменится.

— Это бессмысленная история, совсем не похожая на 1998 год. Никаких существенных последствий для экономики, скорее всего, не будет, — считает Олег Шибанов, директор Центра исследований финансовых технологий и цифровой экономики Сколково-РЭШ.

— Обычно дефолт уменьшает инвестиции в страну. Но они сейчас и так не приходят. В случае дефолта может быть экспроприация активов за рубежом. Но их уже и так отбирают. Они заморозили наши активы, а мы взяли в «заложники» средства тех иностранных инвесторов, которые вкладывались в российские ценные бумаги. И перебросили мяч на их сторону. Размораживайте деньги, тогда отдадим вам долги, — объясняет Михаил Королюк, макроэкономист, начальник отдела доверительного управления ИФК «Солид».

Получается, нынешний дефолт (если он случится) — не совсем настоящий. Это формальность, которая ничего, по большому счету, не изменит. Ни гиперинфляции, ни девальвации, ни повального банкротства банков у нас из-за этого не случится. Экономика находится в куда более стабильном состоянии, чем 24 года назад. Доходы у бюджета есть, резервы большие, долгов мало (см. «Справку «КП»). Но главное — все плохое, что могло случиться с нашей экономикой, уже происходит и без всякого дефолта.

Справка "КП".

Справка «КП».

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

Опыт 1998 года

Тогда в сознании россиян переплелись сразу три термина на букву Д: деноминация, дефолт и девальвация. Причем именно в этом порядке. В начале 1998 года государство провело деноминацию, то есть отрезало три нуля на банкнотах. Чтобы избавиться от груза нулей, которые появились на рублях после гиперинфляции 90-х. Летом того же года цены на нефть опустились до рекордно низких $10 за баррель. Российский бюджет сводил концы с концами только за счет внешних долгов. Их объем превышал $200 млрд. Золотовалютных резервов было на порядок меньше — $12 млрд.

Большую долю кредитов занимали государственные краткосрочные обязательства (ГКО). Только по ним нужно было каждый год платить по $10 млрд. Ставки были заоблачными — от 40 до 80% годовых. Западные инвесторы получали бешеные доходы! В середине августа в правительстве поняли, что денег больше нет, и приняли решение не платить проценты иностранцам. Это означало дефолт. Рубль отпустили в свободное плавание — и он сразу же обесценился в четыре раза.

В экономике начался коллапс. У многих граждан и компаний сгорели деньги в банках. «Парижский клуб кредиторов» наложил на Россию санкции и обязал выплачивать долги, которые мы отдавали до середины 2000-х. Материальное положение многих россиян ухудшилось. Но потом стала дорожать нефть, в страну потекли экспортные доходы — и экономика начала подниматься.

Скорее всего, на этот раз у нас не будет такого резкого падения, как было тогда. Но и быстрого восстановления экономики ждать тоже не стоит. Опять же не из-за гипотетического дефолта, а из-за санкций.

КОМПЕТЕНТНО

Как сохранить сбережения?

Ситуация в экономике кризисная. Из-за санкций, объявленных странами Запада, российским компаниям приходится искать пути обхода и для покупки, и для продажи своих товаров. Это влияет и на доходы, и на цены, и на число рабочих мест.

— Классические рекомендации, что делать с личными сбережениями, больше не работают. Сейчас сложно что-либо рекомендовать. Только одно: деньги лучше держать на самых консервативных инструментах. Например, вкладах в крупных банках. А некоторую часть — в наличном виде. На всякий случай, — говорит Андрей Паранич, директор Национальной ассоциации специалистов финансового планирования.

— В ближайшие год-полтора в экономике вряд ли будет рост. Поэтому сейчас время сберегать активы, а не пытаться что-то заработать, — дополняет Михаил Королюк.

По его словам, лучше сократить расходы, копить деньги и держать их в банках, чтобы догонять растущую инфляцию.

— Покупать валюту, пока цены на нефть высокие, а ставки по валютным вкладам — нулевые, смысла нет. Последнее резкое укрепление рубля говорит о том, что в ЦБ контролируют курс. А вот как только в мировой экономике начнется кризис и нефть пойдет вниз, тогда можно будет задуматься и о переводе части рублей в валюту, — считает Михаил Королюк.

Напомним, в отличие от 1998 года, в России действует система страхования вкладов. Она гарантирует возврат до 1,4 млн рублей каждому вкладчику, если банк лишится лицензии или обанкротится.



Источник

Оцените статью
Мобильный банк