Менеджеров госкомпаний хотят приравнять к должностным лицам, чтобы было проще привлекать их к ответственности

Экономика

В статьи 201 и 285 УК РФ, которые касаются злоупотребления полномочиями, предлагается внести поправки, приравнивающие к должностным лицам руководителей всех компаний, так или иначе контролирующихся государствомПоправки, внесенных в Госдуму 25 августа, расширяют перечень лиц, которые считаются должностными и могут быть наказаны по статьям о злоупотреблении полномочиями

В статьи 201 и 285 УК РФ, которые касаются злоупотребления полномочиями, предлагается внести поправки, приравнивающие к должностным лицам руководителей всех компаний, так или иначе контролирующихся государством

Moscow-Live.ru / Вячеслав Акишин

В статьи 201 и 285 УК РФ, которые касаются злоупотребления полномочиями, предлагается внести поправки, приравнивающие к должностным лицам руководителей всех компаний, так или иначе контролирующихся государством. Это облегчит возможность возбуждения уголовных дел против руководителей тех или иных компаний, пишут «Ведомости».

Поправки, внесенные в Госдуму 25 августа, расширяют перечень лиц, которые считаются должностными и могут быть наказаны по статьям о злоупотреблении полномочиями. В пояснительной записке к законопроекту говорится, что руководители госкомпаний или компаний с контрольным пакетом государства сейчас не являются субъектами таких преступлений, как злоупотребление должностными полномочиями, получение взятки, служебный подлог, халатность, хотя негативные последствия от совершенных ими деяний соответствуют преступлениям против государственной власти, предусмотренным гл. 30 УК. Уголовное преследование менеджеров подобных структур осложняется отсутствием заявлений об ущербе со стороны потерпевших материнских структур, зачастую не заинтересованных в публичной огласке происшествий.

Эксперты отмечают, что с точки зрения здравого смысла поправки кажутся разумными, однако органы правоприменения предпочитают трактовать положения законодательства максимально широко. Поэтому принятие такого законопроекта будет означать повышение рисков для руководителей госкомпаний, которые могут отреагировать на это забастовкой. Кроме того, под санкции могут попасть как люди, работающие ради собственной выгоды, так и просто инициативные работники.

Юристы также отмечают, что составы преступления, о которых идет речь в законопроекте, уже есть в правовой системе и касаются коррупции в коммерческих организациях, которыми госкомпании и являются. Главный же вопрос лежит в плоскости правоприменения существующих норм в отношении руководителей госкомпаний. С другой стороны, принятие данных поправок позволит правоохранительным органам самостоятельно определять наличие или отсутствие ущерба для государственных компаний и упростить порядок возбуждения уголовных дел против их руководителей.

При этом в последнее время недоверие бизнеса к российским правоохранительным органам и судебной системе в РФ достигло рекордных значений. Как свидетельствует опрос службы специальной связи и информации Федеральной службы охраны (ФСО), 74,3% экспертов считают, что заниматься бизнесом в России опасно (в 2017-м году так считали 57,1%). Среди предпринимателей так считают 93,7% респондентов.

Заметно увеличилась доля респондентов, не считающих правосудие в России независимым и объективным: с 50% три года назад до 73,8%. О недоверии к правоохранительным органам заявили 70,3% (рост на 25,3%). Подавляющее большинство участников опроса считают, что преступления экономической направленности должен расследовать специализированный следственный орган. Три четверти опрошенных говорят о недостаточной квалификации следователей в этой области.

Причиной возбуждения против них уголовных дел бизнесмены чаще всего (41,3%) называют личный интерес сотрудников правоохранительных органов. На втором месте — конфликт с другим бизнесменом (37,6%). 46,6% опрошенных вменялась статья 159 Уголовного кодекса (мошенничество), в 19% случаев — в совокупности с другими составами преступлений.

84,2% предпринимателей заявили о полной или частичной потере своего бизнеса из-за уголовного преследования. 33,9% потеряли большую часть активов, половина респондентов также пожаловались на подорванное здоровье и репутацию. 74,1% опрошенных считают неэффективной деятельность правоохранительных органов по противодействию коррупции.

Как заявил бизнес-омбудсмен Борис Титов, системного прорыва в решении проблем бизнеса в уголовно-правовой сфере не произошло. Несмотря на запрет арестовывать предпринимателей, почти каждый пятый опрошенный был заключен под стражу (23,8%), только 9,5% — под домашний арест. Лишь 2,1% смогли выйти под залог.

Обыски и другие следственные действия по-прежнему сопровождаются изъятием документов и электроники, арестом или изъятием имущества. При этом свой арест предприниматели считают менее болезненным для бизнеса, чем арест банковских счетов, контакты правоохранительных органов с контрагентами и изъятие документов.

Также остается актуальной проблема возвращения в Россию бизнесменов, уехавших за границу от уголовного преследования. Из «списка Титова», куда входят предприниматели, желающие вернуться на родину при условии, что их не подвергнут аресту, за два года вернулись 11 человек. А всего в аппарат омбудсмена обратились более 100 человек. Дела 21 заявителя остаются в работе, при этом за рубежом предприниматели не могут полноценно защищать свои права в качестве участников судебных разбирательств. При этом, несмотря на все мытарства, большинство опрошенных готовы продолжать заниматься бизнесом в РФ после уголовного преследования.

Источник: https://www.newsru.com/finance/26aug2020/doljnostnye.html

Оцените статью
Мобильный банк
Добавить комментарий