Насколько подорожает мороженое и какие сорта исчезнут в России навсегда

Экономика


Российские производители мороженого также страдают в условиях санкций.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

ЗАТМЕНИЕ «МАРСА»

В этом сезоне любителям мороженого нужно приготовиться к новым ощущениям. Привычные наименования могут изменить вкус, а некоторые и вовсе исчезнут, другие, того и гляди, вернутся к рецептурам советских времен, а любителям безлактозных, антихолестериновых, протеиновых и прочих наворотов придется сделать лицо попроще и быть, как все — заграница им уже не поможет. Ну и денежек за излюбленное летнее лакомство придется выложить побольше.

В киосках мороженое уже стало дороже чуть ли не в полтора раза по сравнению с прошлым сезоном – от 90 до 120 руб. за упаковку. Можно, конечно, подыскать и за 50 руб., но это порция на ползуба, и на вкус не айс.

— А что не подорожало — вы с Луны свалились, молодой человек?! — атакует меня истекающая потом киоскерша. Понять ее можно: покупателей по таким ценам раз в час, несмотря на жаркий день.

Но ушел я не с пустыми руками, а с батончиком «Сникерс». Потому что еще месяц-другой – и на наших прилавках его уже не увидишь. Как и других батончиков компании «Марс», которая в марте заявила, что прекращает деятельность в России. А батончик, кстати, вкусный, с орешками.

— Запасов хватит до середины, максимум – до конца июля, — рассказал kp.ru основатель российской компании по производству мороженого «Инмарко» Дмитрий Докин, сейчас он возглавляет совет директоров компании «Шин-Лайн», крупнейшего производителя мороженного в Центральной Азии, поставляющего свою продукцию и в Россию.

Однако весь он не уйдет, этот «Марс».

— В Туле на предприятии компании Unilever выпускается разные наименования мороженого «Марс» в ведерках 450 мл и на палочке — их выпуск продолжится, поскольку это делается на российском предприятии, а батончики импортировались из Франции, — растолковал Докин.

Еще одно грядущее изменение — исчезнет с прилавков мороженое под маркой Nestle.

— Сэндвич Maxibon будет теперь выпускаться в упаковке «48 копеек», то есть сам продукт со своим вкусом останется, поменяется только упаковка, — раскрыл отраслевые секреты собеседник. — Премиальное мороженое Movenpick уйдет с российского рынка, а судьба рожка Extreme пока неизвестна. Было бы логично и его завернуть в «48 копеек».

Не будут поступать в Россию и некоторые мировые новинки, дополнил директор Центра изучения молочного рынка Михаил Мищенко.

— Например, компания «Ферреро» выпустила на европейский рынок популярные конфеты «Рафаэлло» в виде мороженого. Но из-за того, что она сократила свою деятельность в России, к нам эта новинка не попадет, — рассказал он «КП».

ВРЕМЯ СНИЖАТЬ ЦЕНЫ

На этом список потерь исчерпывается. На российском рынке эти наименования погоды не делают — всего-то несколько процентов, убеждали меня генералы отрасли.

— Ну кто уходит? Из крупных никто, — говорит замгендиректора — главный технолог Союза мороженщиков России Наталья Уткина. — Компания Unilever остается со своим производством, это точно. А она по итогам прошлого года лидер российского рынка — наряду с нашей «Коровкой из Кореновки». Froneri (входит в первую пятерку), тоже, как работала, так и работает. Кто ж уйдет с такого рынка?

Обе транснациональные корпорации — мировые лидеры по производству мороженого. И то, что они продолжают работать в России, хороший знак. Народ без сладкого не останется. Проблема в другом — в росте цен.

В марте себестоимость мороженого увеличилась на 30%, — рассказала Уткина. — Подорожали все составляющие и логистика (доставка оборудования и ингредиентов для производства, — Ред.). Само молоко, кстати, выросло в цене не очень сильно, а вот сахарный песок, например, подскочил почти в 2 раза — с 47 до 90 руб., и то его невозможно было купить. Это очень важный ингредиент, его идет не менее 140 кг на тонну мороженого.

Упаковка подорожала примерно на 20%, картон — аж в два раза. А в довершение всех проблем свалился на нас еще и неурожай бобов рожкового дерева! Оказывается, этот экзотический продукт очень даже при чем — камедь рожкового дерева является необходимым для мороженого загустителем. Не будет его — продукт потеряет свою характерную кремообразную структуру, не будет держать форму.

— Вообще в мороженом достаточно много компонентов, которых нет в России, — поясняет Уткина. — Это еще и такие нужные стабилизаторы и загустители как камедь гуарового дерева, каррагинан, получаемый из водорослей…

В марте производители еще держали старые цены, несмотря на рост себестоимости, но в апреле сориентировались и тоже подняли — на 15-30%. Но тут пошла обратная волна — в мае цены на упаковку, гофракартон и молочные ингридиенты откатились. Сахар хоть и не вернулся к прежним 47-ми, но застыл на 60 руб. за кг. Доллар вообще стал стоить меньше, чем до санкций. И только цены не шелохнулись, как гвоздями прибитые. Это называется принцип храповика, есть такой механизм: в одну сторону он передает усилие и вращает вал или лебедку, в другую — проворачивается вхолостую. Так и цены. Когда они выросли, это объяснялось подорожанием доллара. Но когда доллар упал, цены почему-то все равно остались на месте.

В результате стали снижаться объемы продаж, а следом и объемы производства (см. графику).

— Скорее всего, в июне некоторые производители все-таки снизят цены, — говорит Уткина. — Да и торговые сети на них давят. Даже требуют расчетов, обосновывающих высокую цену. Но если снизят, то, думаю, всего процентов на 5.

СТРАНЫ-НЕВИДИМКИ

Как доставляют нам импортные ингредиенты для мороженного — это отдельная история. Например, разные эмульгаторы и стабилизаторы из Дании.

— Раньше их возили паромами по Балтике до Санкт-Петербурга, — рассказывает Уткина. — Когда по требованию Евросоюза морские перевозки закрыли, стали возить фурами через Литву и Белоруссию. А это на 5-7% дороже, чем паромом.

Тем же путем доставляют из Италии запчасти для компрессоров, электроники и другого производственного оборудования.

Но бывают ситуации позаковыристее. Рассказывают, загрузили в Индонезии полный танкер пальмового масла, а тут пошла санкционная волна, и судно с грузом для России не выпустили из порта. Противники этого продукта скажут: «Вот и замечательно!», но протестуй-не протестуй, все равно его используют при изготовлении шоколадной глазури. И с растительными заменителями (например, кокосовое и миндальное молоко, их используют в производстве мороженного для тех, кто предпочитает безлактозный продукт) тоже упирались в запрет на вывоз.

— В таких случаях товар перепродается другим странам, и уже через эти страны доставляется в Россию, — говорит Уткина.

Интересно, а что это за добрые страны? С недавних пор раскрывать эту тайну перестали. Причем, не только мороженщики, но и в других отраслях.

— Не указывайте страну, — попросили меня на одном автозаводе. — Люди нам помогают, рискуют, а мы будем их подставлять?

Логично. А тем временем руководство этих стран, сделав покер-фейс, может твердо заявить Западу, что не будет действовать в обход антироссийских санкций. Конспирация, батенька…

ОТРАСЛЬ РАБОТАЕТ НА ПРЕДЕЛЕ

Проблемы с некоторыми импортными ингредиентами если и возникают, то касаются так называемых нишевых продуктов — выпускаемых небольшими компаниями или в малом количестве.

— Это касается мороженого для приверженцев ЗОЖ, вегетарианцев, любителей низкохолестеринового и протеинового мороженого, — уточнил Михаил Мищенко. — Или того, которое продается в кафе или на развес.

Их вкус и консистенция может измениться — из-за замены привычных ароматизаторов, загустителей и добавок на другие. Но в отрасли считают, что все эти замены не критичны.

— Ну, не будут поставлять нам орешки Ирландия и скандинавские страны, они уже заявили об этом, — и что? — не видит причин для беспокойства Докин. — Подготовка к сезону ведется заблаговременно, накоплен достаточный запас. А если не хватит, то будут другие орешки, например, из Турции — не думаю, что потребитель почувствует принципиальную разницу.

— У производителей мороженного подготовка к летнему сезону начинается еще с осени предыдущего года, — говорит Уткина. — Заранее закупаем запчасти, готовим оборудование. Так что запас образовался еще до введения санкций.

Но проблема в том, что отрасль работает на пределе.

— Например, в июне потребность в мороженом превышает возможности наших производственных площадей, — продолжает специалист. — Надо расти, но инвестиции свернулись, все ресурсы тратятся на производство продукта, а не на развитие новых площадок.

Оборудование — еще одно узкое место. Немецкая компания «Сименс», чья доля была довольно велика в нашем производственном парке, заявила, что прекращает работы в России. То же сделала и датская компания GRAM. Из крупных зарубежных поставщиков осталась Италия.

— Сейчас заказы на запчасти размещаем на отечественных предприятиях, — говорит Уткина. — Есть помощь и от государства. Минпромторг собрал информацию, какое оборудование у нас обязательно должно быть, и если его нет в России, то уже на межгосударственном уровне помогает с поставками запчастей и компрессорного оборудования, чтобы не было остановок по холоду, — говорит Уткина.

САМИ С УСАМИ

На вкус и цвет товарищей нет, но мы и без них справимся

Так насколько мы зависим от импорта в производстве прохладного деликатеса? Главный технолог Союза мороженщиков России Наталья Уткина разложила все по полочкам.

Что сможем быстро заместить

— Для мороженного главный продукт — натуральное молоко. В него добавляется сухое молоко для повышения содержания белка, сгущенное молоко, натуральные сливки — это основные ингридиенты, и с ними проблем нет. Все это либо отечественное, либо из Белоруссии.

— Красители и у нас производят неплохие, сопоставимые с импортными. Многие производители мороженого переходили на отечественные красители. Сейчас этот процесс ускорится.

— Отечественных ароматизаторов тоже достаточно, но тут вопрос сложнее. Каждый аромат состоит из огромного количества составляющих, и полностью его повторить очень трудно. Никто из производителей не захочет менять привычную гамму. А вот при разработке новых видов мороженого технологи будут ориентироваться уже на отечественные ароматизаторы. Впрочем, зарубежные ароматизаторы к нам продолжают поступать, хотя они стали дороже.

— Можем производить и собственную упаковку. Есть предприятие «Биаксплен» — это дочерняя компания группы СИБУР, она является ведущим производителем биаксиально-ориентированных пленок в России и вторым в Европе. Производственные площадки расположены в пяти регионах страны, она способна производить свыше 180 тыс. тонн пленок в год, этого достаточно для наших потребностей.

В чем зависим от импорта

— Производственное оборудование и запчасти

— Стабилизаторы и эмульгаторы

ВОПРОС — РЕБРОМ

А может, ну их эти рожковые деревья и прочие импортные причуды и вернуться к полностью советским рецептурам? Ведь волшебное было мороженое…

— Если сейчас вам дать советское мороженное, то после современного вы его есть, скорее всего, не будете, — уверена Наталья Уткина. — Структура у него была достаточно плотной, а не такой кремообразной, как у современных продуктов. Потому что в советское время в качестве стабилизаторов использовали желатин, муку, крахмал. Они не давали высокой взбитости. Конечно, если придется, то, возможно, будем переходить на стабилизаторы из советского времени. Но пока предпосылок для этого нет.

Одни иностранцы ушли, может, другие придут? Вот в Турции, говорят, хорошее мороженое и недорогое — дондурма называется…

— Не думаю, что турецкое мороженое будет представлено в России в значимых объемах, — говорит Дмитрий Докин. — Самый популярный бренд там —«Альгида». Он принадлежит компании Unilever, которая успешно работает в России. Зачем ей приводить сюда еще один свой продукт и создавать внутреннюю конкуренцию? Кроме того, 35% российского рынка — стаканчики. А Турция их не делает.

МОРОЖЕНОГО СТАЛИ ДЕЛАТЬ МЕНЬШЕ:

Произведено за год:

2020 — 450 тыс. тонн

2021 — 527 тыс. тонн

2022 (4 мес.) — 156 тыс. тонн

Источник: Росстат

ТОП-10 ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ МОРОЖЕНОГО В РОССИИ:

Uvilever (бренд «Инмарко») — 44,6 тыс.тонн

«Ренна» — 43 тыс.тонн

«Айсберри» — 36,8 тыс.тонн

«Русский холод» — 36 тыс.тонн

Froneri (компания учреждена корпорациями Nestle и R&R) — 20 тыс.тонн

«Чистая линия» — 18 тыс.тонн

«Челны холод» — 16,6 тыс.тонн

«Славица» — 16,2 тыс.тонн

Фабрика «Фрост» — 13,6 тыс.тонн

«Новосибхолод» — 12,2 тыс.тонн

Источник: Союз мороженщиков России



Источник

Оцените статью
Мобильный банк