Спасет ли Китай российскую экономику: что будет с поставками одежды, смартфонов и ноутбуков

Экономика


Китайская панда — русскому мишке: — Дружба дружбой, а полупроводники с микрочипами врозь!

Фото: Shutterstock

ТИХИЙ ОТКАЗ

…А Европа и США тем временем корпят над очередным пакетом антироссийских санкций. Все уже со счета сбились, но этот пакет, вроде, седьмой. И пока с запада нас забрасывают полными пакетами всякой гадости, многие с надеждой смотрят на восток. Который тоже на все это внимательно смотрит — как и полагается, с хитрым восточным прищуром — и размышляет, стоит ли протягивать руку помощи северному соседу и что ему за это будет.

Выручит ли Россию Поднебесная в эпоху беспрецедентных санкций? Этот вопрос, судя по западным информационным лентам, волнует наших оппонентов не меньше, чем самих россиян и китайцев. Вот, например, цитата из The Wall Street Journal: «Китайские технологические компании по-тихому отказываются от ведения бизнеса в России под давлением американских санкций и поставщиков, несмотря на призывы Пекина к компаниям сопротивляться принуждению из-за рубежа. Некоторые крупные компании сокращают поставки в Россию, не делая публичных заявлений. В их число входят Lenovo Group Ltd. и производитель смартфонов и гаджетов Xiaomi Corp».

Здесь же — статистика со ссылкой на торговый отчет правительства КНР: «Китайский экспорт технологической продукции в Россию резко сократился: поставки ноутбуков весной упали более чем на 40%, смартфонов — почти на две трети, а экспорт телекоммуникационных базовых станций — на 98%».

ЗАПАСЫ ЕСТЬ, ПОСТАВОК МАЛО

Действительно ли снижение экспорта связано с «тихим отказом» китайцев сотрудничать с Россией? Ведущий аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин пояснил, что в начале весны поставки были приостановлены по объективным причинам.

— Во-первых, курс рубля в начале весны скакал, во-вторых, была некая растерянность на рынке из-за неопределенности по поводу будущего, — перечисляет Муртазин. – Но в начале марта в Россию продолжал поступать товар, который был оплачен еще в феврале. К середине месяца поставки приостановились. В апреле и в мае ситуация изменилась. Расчеты выровнялись, и китайский экспорт идет к нам. Но уже не так много. В целом, рынок электроники в России упал на 50%.

Хотя в магазинах «М-Видео», «Эльдорадо», DNS проблем, на первый взгляд, нет. На витринах китайских гаджетов полно — хватает и Xiaomi, и Lenovo.

— На складах запасы есть, — уверяют продавцы. — Проблем пока не ощущаем. А вот что будет дальше, не знаем…

По отчету Главного таможенного управления КНР, импорт китайских товаров в Россию упал почти вдвое. В январе объем составил $7,38 млрд, а в мае — всего $4,3 млрд.

Детальных данных по разным товарам за май пока нет, но есть за апрель. И если в апреле прошлого года Китай поставил на наш рынок более 2 миллионов смартфонов, то в этом — 830 тысяч. Ноутбуков – всего 43 тысячи против 350 тысяч в прошлом апреле.

Кокретно.

Кокретно.

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

КОВИД ПЛЮС ВТОРИЧНЫЕ САНКЦИИ

Заведующий сектором экономики и политики Китая Института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова РАН Сергей Луконин объясняет происходящее двумя причинами.

Первая — локдаун. Пока весь мир с облегчением выдохнул и предпочитает относиться к ковиду как к с сезонному заболеванию, Китай снова отправляет десятки миллионов людей на карантин. Закрыты крупные порты, не работают в полную силу промышленные предприятия. Сильно подкосил ситуацию локдаун в Шанхае – центре международной торговли страны. И хотя сейчас 24-миллионный мегаполис возвращается к жизни, тамошний бизнес еще долго будет вставать на ноги.

— Еще одна причина – опасение вторичных санкций, — говорит Сергей Луконин. — Китай обоснованно претендует на роль второй экономики мира (после США, — Ред.), а в перспективе – и первой. Что касается нынешней ситуации, то у Китая своя игра. С одной стороны, он заявляет, что недоволен политикой Запада в отношении России и не поддерживает антироссийские санкции. С другой, для него рынки сбыта в США и Евросоюзе более важны, чем российский рынок (см. «Только цифры». – Ред.). Поэтому крупные компании международного уровня опасаются вторичных санкций и работают с Россией очень аккуратно.

ПОТРЯСЕНИЯ НИКОМУ НЕ НУЖНЫ

Вторичные санкции – это запреты. Но не для всей страны. США и европейские страны не будут рубить на корню отношения со своим стратегическим партнером по международной торговле.

— Суть вот в чем, — объясняет Георгий Остапкович, директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики. — Например, есть санкции на продажу России продукции двойного назначения (гражданского и военного) странами ЕС. Тогда, предположим, РФ договаривается с Китаем. И тот соглашается. Запад тут же включает рычаг: если какая-то компания в Китае будет продавать эту продукцию в Россию, то она окажется под санкциями. Не страна, а отдельная компания, понимаете?

Понимаем. Дальновидный бизнес Китая сегодня оценивает прежде всего не прибыль, а риски. Поэтому и ведет себя максимально осторожно. В том числе производители компьютеров и смартфонов Lenovo и Xiaomi. При создании своей продукции они используют микрочипы, сделанные по американской технологии. И это существенно ограничивает возможности компаний по поставкам техники в Россию. Ведь американцы могут заявить, что запрещают использовать их интеллектуальную собственность при производстве товаров для России. Китайцы этого уже остерегаются и поэтому ограничивают отгрузки. Из-за этого начали закрываться торговые точки — недавно перестали работать 4 из 19 российских магазинов Huawei. Из-за отсутствия товаров содержать их стало невыгодно.

А вот еще из свежих новостей. Государственные энергетические компании Китая PetroChina, Sinopec, Sinochem и CNOOC не участвовали в торгах российской нефтью в нынешнем мае. По ранее заключенным контрактам работа продолжается, но дополнительные объемы брать не хотят. А вдруг американцы решат, что увеличение поставок нефти из России — это не бизнес, а политическая поддержка?

Такая же ситуация — и с сотрудничеством китайских ученых с нашей академией наук. Все совместные проекты и конференции поставлены на паузу. Ведь в противном случае США может приостановить китайско-американские проекты, которые, судя по всему, более выгодны.

— Недавно китайский банк отказался участвовать в сделке по российской нефти — только потому, что сделку проводили через наш санкционный банк. Китайский банк не захотел рисковать. Вдруг после проведения сделки Запад запретит его деятельность в США и Европе, — дополняет Георгий Остапкович.

Есть, кстати, еще один момент, не дающий Китаю окончательно занять ту или другую сторону. Осенью страну ждет XX съезд партии, на котором председатель Си Цзиньпин должен быть переизбран на следующий срок. До этого события никакие потрясения Китаю не нужны.

ЭКСПОРТ БЬЕТ ИМПОРТ

Одним словом, Китай, еще не обжегшись на молоке, предпочитает дуть на воду. Но во время этой вынужденной паузы китайцы ищут новые возможности для сотрудничества. Может, Россия и не первый (и даже не второй) по значимости торговый партнер. Однако десятки миллиардов долларов, получаемых от России, на дороге не валяются.

— Бизнесмены Китая разрабатывают новые схемы, которые выведут их из-под удара Запада, — рассказывает Сергей Луконин. – Какие-то полномочия передадут на уровень малого или среднего бизнеса. Для некоторых операций создадут фирмы, которые будут работать исключительно с Россией. Как с Ираном, например.

В идеале выглядеть это может так. В Китае вдруг появляется множество мелких фирм формата «Ли Си Цын и сыновья». Которые официально никак не связаны с крупными технологическими гигантами. Они начинают активно продавать в Россию смартфоны и ноутбуки, и если карающий кулак западных санкций обрушится на одну (две, три, пять) из этих фирмочек, никто, по большому счету, не пострадает. Кроме Ли Си Цына и его сыновей, которые завтра же откроют новую компанию «Си Ни Цын и племянники» и продолжат гнать технику в Россию.

А вот что касается нашего экспорта в Китай, то здесь показатели только растут. Причем, 70% — это сырье. Кстати, по данным китайской таможни, во многом за счет сырья общий объем поставок из России в Китай с января по май составил $41,25 млрд и вырос на 46,5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В мае мы отправили в Китай товаров на $10,26 млрд — на 15% больше, чем в апреле.

Эксперты говорят, что в ближайшие месяцы цифра станет еще больше. Интерес к российской нефти у китайцев есть. Около месяца назад они заявили о намерении купить долю британской Shell в дальневосточных месторождениях.

— Тут, правда, надо учитывать, что Китай возьмет те объемы энергоресурсов, которые ему необходимы и по той стоимости, которая покрывает риски сотрудничества с Россией. То есть со скидкой, — говорит Сергей Луконин. — Тем более, не так давно Китай заявил о переходе на зеленую энергетику.

Только цифры.

Только цифры.

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

ПОДЫТОЖИМ

Одежды станет больше, смартфонов — меньше

Эксперты единодушны – как бы ни складывалась ситуация, последнюю рубаху нам Китай отдавать не будет.

— Поэтому в подъеме промышленности надеяться нам нужно только на себя. Китайцы не будут строить у нас высокотехнологичные заводы, — развеивает надежды Георгий Остапкович. — Они будут продавать нам готовую продукцию, потому что так гораздо выгоднее.

И импорт этой «готовой продукции» из Китая в ближайшие годы будет расти. В первую очередь это одежда, обувь, бытовая техника (например, Haier, Gree, Hisense, Midea и т. п.).

— Две трети мировой бытовой техники производится в Китае. С учетом ухода с нашего рынка западных брендов, Китай заполнит витрины своей продукцией, — прогнозирует Екатерина Заклязьминская, научный сотрудник Центра Азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова, кандидат экономических наук.

Причем цены на эти товары вряд ли вырастут. Китайцы наладили у себя полное импортозамещение в этих сферах и не зависят от поставок из-за рубежа.

А вот что касается смартфонов и компьютеров, то здесь иная ситуация. Сейчас сам Китай сталкивается с большими сложностями из-за санкций, введенных против него некоторыми странами.

— Есть запреты на закупку полупроводниковой продукции и литографического оборудования для ее производства, — поясняет Екатерина Заклязьминская. – Раньше Китай закупал его в Японии и Нидерландах. Сейчас закупки не доступны. С автомобилями еще сложнее. Там, кроме полупроводников и микрочипов, Китай использует импортные топливные форсунки и датчики кислорода. Поэтому цены, скорее всего, значительно вырастут. И объемы поставок к нам не увеличатся. Хорошо, если они останутся на нынешнем уровне.

Но маловероятно, что такие раскрученные в России бренды, как Lеnovo и Huawei, которые являются лидерами по продажам на нашем рынке, так легко уйдут с завоеванных позиций. По данным аналитического центра холдинга GS Group, в первом квартале 2022 года доля брендов Китая в сегментах смартфонов, например, достигла 54%. Если Samsung и Apple официально не вернутся на российский рынок, доля китайцев в России может подняться и до 80%. Остальные 20% составит параллельный импорт (то есть ввоз в страну товаров, который официально не разрешен их производителями и правообладателями).



Источник

Оцените статью
Мобильный банк